Алексей Мартыненко


Путешествие в горный Алтай

Июль 2002 г.

«Горы — это яркая суровая красота, чистый воздух и редкостное разнообразие природы. Тут соседствуют зима и лето, буйная растительность и безжизненные скалы. Здесь солнце обжигает кожу, но плохо греет, чистейшим воздухом не надышишься вдоволь, а хрустальной водой никак не напьешься. В горах человек становится сильным, выносливым, бесстрашным, уверенным в себе.»
Из энциклопедии

Наше путешествие в горный Алтай началось неожиданно. Мы планировали поехать туда год назад, но тогда у нас ничего не получилось, и поездку перенесли на более поздний срок. Но в этом году, в мае, во время семинара в местечке Гузерипль, в Адыгее, мы сидели на берегу реки «Белая» и, наслаждаясь солнцем и необыкновенной красотой горной местности, приняли твердое решение убежать на время от рабочей суеты.

И вот, 12 июля мы отправились на самолете в Барнаул. Как обычно, у меня не хватило времени продумать, что же мы будем делать на Алтае — куда поедем или пойдем. Мы с Пашей только и успели, что взять все необходимое для похода выходного дня, то есть то, что я купил еще год назад. У нас были с собой горелка, палатка, спальник, фонарик, непромокаемые куртки и штаны, горная обувь и т.д. Опасаясь заблудиться, мы взяли с собой также спутниковый телефон и систему глобального позиционирования. Другими словами, у нас было все необходимое для отдыха, который мы ожидали.

Уже в самолете мы с Пашей начали обсуждать, чем будем заниматься в Горном Алтае, и мне очень понравилось его предложение посетить высокогорные озера, до которых примерно несколько часов пешком. В аэропорту прибытия нас встретил Андрей, и тут же выяснилось, что Андрей приготовил нам совсем другую программу, с забронированными местами в базах отдыха и частных отелях. Я также понял, что Паша и Андрей не согласовали свои программы предварительно. Но мне понравились и идеи Паши, и предложения Андрея. Часть программы Андрея, касающаяся поездки в Горный Алтай и двухдневного отдыха в Турбазе «Царская охота», была одобрена единогласно. Но все же под конец, уже загружаясь в машину, мы все же разошлись во мнениях — что брать и что не брать с собой. Несколько раз Андрей затаскивал в машину, а я пытался вытащить раскладные столы и стулья. В конечном счете, когда машина была забита до отказа, включая заднее сиденье, их все же пришлось оставить в гараже Андрея. Наконец, посетив продуктовый и туристический магазин, в котором мы купили Андрею рюкзак, так как в сумке нести вещи в горах неудобно, мы двинулись в путь.

Наш путь лежал через Алтайский край, и наше место назначения находилось примерно в 350 км от Барнаула. Въехав на территорию горного Алтая, мы заметили, как сильно изменилась природа. Обступившие нас горы и ослепительное солнце все больше давали нам почувствовать, что мы приехали отдыхать, а не работать. Перед поездкой на Алтай меня волновали только две вещи: комары и отсутствие сервиса. Но на деле оказалось, что ни комаров, ни мух, ни оводов, ни мошкары там нет. Со второй проблемой мы тоже очень быстро справились, так как поняли, что никакой сервис нам не нужен. У нас с собой было все, чтобы обслужить самих себя самым лучшим образом. С помощью газовой горелки мы за десять минут сварили себе на завтрак ароматный кофе и овсяную кашу прямо на берегу реки Катунь, в которой за пять минут до этого мы искупались. Конечно, были курьезные случаи, когда в ресторане базы отдыха «Царская охота» на вопрос: «Что вкусного у Вас есть?», — официантка Олеся нам прямо заявила, что ничего вкусного у них нет и вообще, лучше бы мы шли в соседнее кафе у дороги. Впрочем, такой подход к клиентам нас не только не удивил, а даже развеселил, и мы все равно поужинали в этом ресторане, и еда была не такая уж ужасная.

Оказалось, что 13-14 июля — особенная дата для Горного Алтая. В этот день алтайцы отмечают праздник «ЭЛ-О-ИН», который бывает раз в два года. По этому случаю в поселке «Чемал» проходила большая Ярмарка, на которую съехалось много жителей Горного Алтая. Вечером 13-го состоялся большой концерт, в котором участвовали Лев Лещенко, «Гости из Будущего» и Алсу. Зрелище, честно говоря, было впечатляющим. Вверху на пологой горе установили сцену и большой телеэкран. Все поле было заполнено зрителями. Исполнителей было практически не видно, но на экране можно было наблюдать все в деталях. Сообщили, что присутствовало 80 тыс. человек. Я удивился, ведь мне думалось, что в этой глуши никто не живет, а людей оказалось так много, что и в Москве на концертах столько не увидишь.

На следующий день мы посетили местный Аил — национальное алтайское жилище. Сделанное из бревен, оно, по сути, представляет собой теплую юрту. О традициях и обычаях горного Алтая нам рассказала девушка по имени Солунай. Я понял, что до сих пор совсем ничего не знал об Алтае. С огромным удовольствием я слушал и узнавал массу нового. Например, меня удивило, что алтайцы — один из самых древних народов на Земле — до сих пор исповедуют язычество и поклоняются луне. Кстати, мы как раз приехали в фазу растущей луны. В это время благоприятно отмечать праздники, лечиться, жениться, путешествовать и начинать любое дело. Еще для меня был интересен тот факт, что Горный Алтай вошел в состав Российской Империи лишь в 1755 году при Екатерине II, а до этого был независимым государством. Я с удовольствием послушал лекцию по технологии приготовления национального кисломолочного продукта, похожего на кумыс, а также копченого сыра и араки – национальной водки, которую вырабатывают из молока. Еще нам объяснили технологию приготовления копченого сыра. Поразительно, что все это делается в условиях аила. Внутри помещения, прямо в его центре разводится костер, который в первую очередь предназначен для обогрева жилища, а уже во вторую очередь является частью технологического процесса по приготовлению вышеназванных продуктов.

Нам очень понравилась турбаза «Царская охота», очаровала девушка Солунай. Даже официантка Олеся больше не отсылала нас из ресторана. Но мы решили двинуться в путь, так как еще один день, проведенный в базе, мог расслабить нас, и мы могли бы задаться вопросом, а хотим ли мы вообще куда-либо идти.

15-го июля мы поехали в сторону Чибита. Дорога вела прямиком на юг по Чуйскому тракту. Эта удивительно хорошая дорога пролегает через горные перевалы и в некоторых местах — на высоте более 1700 метров. Примерно к одиннадцати часам вечера мы были у Чибита. Нам предстояло провести первую ночь в палатке и приготовить себе первый ужин. Мы съехали с трассы в сторону и увидели, что находимся неподалеку от берега реки. Там мы и решили поставить палатку. Разбить лагерь оказалось не очень трудно, а приготовить еду — еще легче: мы просто подогрели беляши, которые купили по дороге. Использование горелок для приготовления чая, уже не выглядело как пижонство, а было вполне оправданным.

Утром 16-го июля, проснувшись от странных криков каких-то животных, я осторожно выглянул из палатки, мне было немного страшно. Скоро я понял, что это вовсе не страшные животные, а большие кузнечики, жужжавшие странно и громко как электробритвы. Красота места, где мы остановились, поразила меня сразу. Это было воистину великолепно! Высокие каменистые горы, в некоторых местах поросшие зеленью, яркое солнце, гул горной реки, и шум от трассы создавали неповторимый образ этого места.

Готовя завтрак, мы увидели, что к нам приближается всадник. Это был алтаец по имени Серега, 68 лет от роду и в 7 утра уже пьяный. Паша с Андреем принялись выяснять у него, как лучше добраться до Шавлинских озер, а я его сфотографировал. Мы налили ему стаканчик водки. Он собрал кашу, которую мы не доели, оставил нам свой адрес, чтобы мы прислали ему фотографии, и ускакал. Потом еще несколько всадников подъезжали к нам, но нам уже было не так интересно. Правда, один из них посоветовал нам обратиться в деревню к Виталию, который, по его словам, может закинуть нас на гору на машине. Это имело смысл, так как гора, которую мы видели перед собой, выглядела действительно угрожающе крутой, и не было большого желания карабкаться по ее склону. Мы поднялись в семь утра, а собрали рюкзаки только к двенадцати. Сборы оказались непростым делом, труднее, чем я предполагал, так как нужно было взять лишь то, без чего невозможно продолжать путешествие. И вот, оставив все, что мне раньше казалось нужным, и взяв только самое необходимое, мы заперли остальное в багажнике машины, а сами двинулись в путь.

Приехав в Чибит, мы без особого труда нашли Виталия и даже выяснили его фамилию. Виталий радостно сказал, что за определенную сумму он забросит нас наверх. И Андрей поехал с ним куда-то. Примерно через час они вернулись и с ними — еще один алтаец: «Ромашка», так он представился. У него была машина, но он месяц не выходил из запоя, и, чтобы не рисковать, спрятал «бегунок» от машины, и забыл куда. Искала вся семья. Наконец, документы нашлись. И вот джип-сафари по горам начинается. Температура воздуха на моих часах плюс 42 градуса, минеральная вода в машине стала горячей. Дорога — не для слабонервных, впрочем, можно сказать, что дороги как таковой нет, есть путь, по которому обычно ходят «уазики» и Газ-66. Часа за три доехали до стоянки на высоте 2000 метров. Там мы выпили молока с лепешками и двинулись в путь по ровному плато. Нам уже не терпелось ощутить себя настоящими туристами с безногими друзьями – рюкзаками. Неожиданно выяснилось, что рюкзаки нового поколения не так уж и тяжелы, ведь такой рюкзак крепится не только на плечах, но и на бедрах.

Внезапно погода испортилась, на соседних вершинах засверкали молнии. Разряды были как на картинках «Не влезай — убьет». Мы услышали оглушительный гром и поняли, что находимся практически на самом верху. Мы шли среди множества сломанных и полуобгоревших деревьев, вершины которых трещали от постоянно попадавших в них молний. Стало жутковато. Но Паша, как опытный альпинист, был невозмутим, он сказал, что все это ерунда. Начался дождь, и тут же мы увидели полуразрушенный сруб, который по-местному называется «Кош», что означает «домик пастуха». Практически не промокнув, мы вошли в помещение. Оно было действительно наполовину разрушено: крыша не протекала только в углу у окна. С началом дождя очень быстро похолодало. Мне пришлось надеть на себя всю одежду, которая была у меня в рюкзаке: майку, рубашку, теплый флисс и непромокаемую куртку, а на ноги — трое штанов. Уже в сумерках мы увидели группу туристов, направлявшихся к нашему домику. Это были молодые ребята из Москвы — три девушки и два парня. Собравшись в поход на 17 дней, они несли на себе громадные рюкзаки. До этого места с Чибита они добирались два дня, а до озер — еще двое суток. На наших горелках мы вскипятили чай для всех, и стало теплей и веселей. На ужине одна девушка дала нам чеснока. По настоянию матери она взяла 2.5 кг, как средство от клещей. Мы придумали, чем их отблагодарить: достали свой спутниковый телефон и предложили им позвонить родным и близким. Они с радостью воспользовались этой возможностью, называя нас в своих разговорах «группой туристов со спутниковой связью». Погода наладилась, на небе появились звезды. Мы успели и поесть, и согреться, Долго искали, где поставить палатку, и не нашли лучшего варианта, чем поставить ее прямо в Коше. Паша сказал, что он ставит палатку в Коше только из-за меня, чтобы создать мне «пятизвездочные» условия. И действительно, в эту ночь я спал крепко.

17-го июля. Проснувшись в 8 утра, чуть уставший, но в хорошем расположении духа, я с большим удовольствием побрел к горному ручью, где хрустально чистая ледяная вода придала мне бодрости. Сделав несколько упражнений из йоги, я был готов «свернуть горы». В 10 утра, мы вышли с намерением дойти до Шавлинских озер. По дороге мы встретили туристов, которые возвращались с озер. Они с сомнением отнеслись к нашему желанию дойти за один день. Мы, конечно, договорились с Виталием, что он нас будет ждать ровно через три дня в первом Коше, но особо не спешили, шли легко и непринужденно, наслаждаясь видом красивого плато на высоте 2000 м, раскинувшееся примерно на 8 км. Зрелище было очень захватывающим, в жизни такое не часто увидишь. Напоминало лунный пейзаж, но в теплом земном окружении.

Больше всего меня пугал тяжелый рюкзак, но, как это часто бывает, все сложилось иначе: иногда мне казалось, что не я несу рюкзак, а он меня. Так, видимо, действует на человека хорошее настроение, чистый высокогорный воздух, хорошая компания и конечно удобный рюкзак. Часа через два мы спустились к речке Эштыколь. Паша с Андреем решили искупаться. Я же смотрел на все это скептически, так как слышал, что в горных реках купаться опасно, более того, вода в ней была просто ледяная. Но жара и желание освежиться пересилили мои сомнения, и я тоже быстро искупался. Правда, когда входил в воду, ударил ногу, и после этого она у меня болела при ходьбе. Потом на привалах мы купались практически всегда, и это одно из самых ярких и захватывающих впечатлений от похода. Буквально за 5 секунд улетучивается усталость, появляются силы и повышается настроение. Описать это ощущение невозможно, просто захватывает дух. Это можно описать как что-то очень свежее, быстрое, шумное, яркое, ослепляющее, опасное и т.д.

Нам повезло с погодой, так как до нашего приезда в течение месяца постоянно шли дожди, кстати, после нас — тоже. А мы шагали по 30-градусной жаре. Ярко светило солнце, но в лесу кроны деревьев смягчали яркие солнечные лучи. На пути нас сопровождал шум речки: сначала это была Шабада, а потом — Шавла. У нас практически не было проблем с питьевой водой, правда, этой водой совершенно невозможно было напиться, мы с трудом утоляли жажду. Повернув налево и достигнув самого низкого участка пути 1670 метров, мы снова пошли на подъем. Тропинка проходила среди высокого кустарника высотой 2-2.5 метра. Примерно с 6 часов вечера погода начала портиться. Небо затянулось облаками, и я предсказал, что дождь пойдет также как и вчера, то есть в 7 вечера. Именно в это время пошел дождь. Мы чувствовали себя уставшими и измотанными. Мы точно не знали, сколько еще предстоит пройти, все встречные туристы говорили по-разному, кто — три часа, кто — час и т.д. Шагать в горах по дождю действительно не очень приятно. Быстро промокают ноги. Я пожалел, что не взял непромокаемые кроссовки. Почему-то думал, что дождя не будет. Даже вид могучих ледников не вдохновлял нас. Мы решили не останавливаться, а дойти до места в любом случае. Правда, у нас оставалось только два часа светлого времени, шагать по горной тропе в темноте опасно, точнее, невозможно, по крайней мере, с нашей подготовкой. После 10 часов ходьбы, промокшие и обессиленные (пообедали наскоро, за 40 минут), растерявшись на тропе, в 8 часов 30 минут мы все же дошли до озера, которое раскинулось на высоте 1940 метров. Вид был великолепен, но мы, совершенно вымотанные, заметили это только утром. Нужно было найти стоянку, разбить лагерь и обсохнуть. Как ни странно, но чуть ли не все пригодные для стоянки места были заняты группами альпинистов, туристов и т.д. Альпинисты из Красноярска любезно предложили нам расположиться по соседству на так называемой «поляне идолов». Действительно удивительно! Так далеко, за 40-45 км от ближайшего очага цивилизации, трудно найти место для палатки. Я оказался в невыгодном положении — промочил ноги, а мне это категорически запрещено. Нужно было немедленно развести костер. Из последних сил, я встал и пошел собирать хворост, окончательно намочив кроссовки. Андрей показал себя героем. Он взял пилу и пошел пилить дрова. Положение усугублялось тем, что до наступления полной темноты оставалось всего 10-15 минут. Мы успели запастись дровами, а Андрей умудрился из верхушки дерева сделать флагшток и водрузил на нашей стоянке российский флаг. Сначала я был в недоумении, а потом всем стало чуточку веселее. Я сел на кариматис, снял холодные и мокрые кроссовки, засунул ноги в спальник и прилег. Усталость охватила все тело, даже язык не поворачивался, чтобы разговаривать. Как в том анекдоте: «даже “кыш”, сказать не могу». Конечно, мы очень сильно устали. За день прошли 28 км с рюкзаками по 20-25 кг. Для нетренированных людей это действительно большая физическая нагрузка.

Вечером после ужина мы с Пашей долго сидели у костра и разговаривали с альпинистами из Красноярска. В конце концов, мы с Пашей поругались, так как никак не могли договориться, в какой стороне находится север, а в какой — юг, и пошли спать.

18-го июля мы проснулись поздно, словно это был выходной. Мы так устали накануне, что не смогли полностью восстановится за ночь. Оглянувшись вокруг, я увидел множество людей, и мне все это напомнило пионерский лагерь. Я подошел к озеру. Передо мной открылся фантастически красивый вид. Я никогда и нигде такого не видел. Зажатое между высокими кручами каменистых гор, полноводное озеро с чуть зеленоватой водой отражало на своей поверхности три нависшие вершины, покрытые льдами. По сравнению с впечатлением предыдущего вечера, ледники не выглядели угрюмыми, они радостно сверкали, а небо при свете солнца было не голубым, а ярко синим.

Позавтракав пшенной кашей со сливочным маслом, мы решили пойти на верхние Шавлинские озера уже с маленькими рюкзаками для радиальных выходов, взяв с собой горелку, турку для кофе, сладости и фотоаппарат. На этот раз рюкзаки показались нам просто пустыми. Мы наслаждались ходьбой по хорошей погоде. Часа через два мы увидели сначала первое озеро, а потом и второе на высоте примерно 2200 метров. Усевшись на камнях, в окружении воистину «лунного» пейзажа, мы принялись фотографироваться, сниматься на любительскую видеокамеру и пить свежесваренный кофе, который именно там казался необыкновенно вкусным.

Вечером к нам подошли трое туристов — ребят из Белокурихи. Все места вокруг озера были заняты, и они спросили, можно ли им поставить свою палатку около нашей. Они шли с группой из 25 человек, но обогнали свою группу примерно на полдня пути, проделав за один день точно такой же путь, как мы днем раньше. Они рассказали, очень удивив нас, что руководителем группы является 75-летняя женщина. Она несет на себе полный рюкзак и уже однажды побывала на этих озерах 30 лет назад. Рассказывая друг другу анекдоты, из которых сейчас я не могу вспомнить ни одного, за весь вечер мы выпили лишь немного самогонки, но очень весело провели время.

19-го июля, проснувшись и чувствуя себя готовыми к новому переходу, мы начали собираться. Уходить не хотелось совсем, но и остаться мы не могли, так как заканчивались продукты, да и газа в баллонах, тоже было мало. Кроме того, мы помнили, что в этот день в дальнем коше нас ждет Виталий. Понимая, что пройти 35 км за полдня нереально, мы все же впервые за все время путешествия решили поспешить. Я чувствовал себя бодрее, чем накануне, но все равно ощущал усталость от совершенного перехода. Первые часы похода показались нам изнурительными, например, я просто засыпал на ходу и никуда не хотел идти. Нас поразило великое множество туристов, шагающих к Шавлинскому озеру: за день мы насчитали не меньше 100 человек. Трудно было даже представить, где они все разместят свои палатки. Забавно, что мы со всеми здоровались, и у нас создалось впечатление, что каждая группа считала себя чуть ли не единственной в этой глуши. Часа через три мы остановились на обед около реки Шавла. Светило яркое солнце, ледники сверкали, шумела чудная речка. После того как мы искупались, пообедали и выпили чаю, усталость совсем прошла, и мы легко, свободно и не спеша пошли дальше, размышляя, где бы нам встать на ночлег. Благодаря хорошей погоде, или еще чему-то, путь казался нам удивительно легким и радостным. В 5 вечера мы остановились на месте, где мы решили заночевать. И тут мы встретили туристов, которые спросили, не из Москвы ли мы, и сообщили, что наверху нас ждет «уазик» и мужчина с женщиной. «Наверху» — это на том плато, о котором я уже рассказывал, до которого нам нужно было пройти еще 8 км. Дойдя до вершины и до конца плато, «уазика» мы там не обнаружили. Тогда мы решили пойти к дальнему кошу и таким образом пройти 35 км за день по горам. Около верхнего коша мы встретили группу туристов из разных мест. Все они познакомились по Интернету, с целью сходить на Шавлинские озера. У них была гитара, и они смеялись и веселились. Нам тоже захотелось повеселиться, но мы знали, что нас ждут. Они нам подсказали, что есть короткая дорога в Чибит, вниз по ущелью Арой. Мы все равно решили пройти еще 7 км, где, как мы полагали, нас ждут. Пройдя не более одного километра от того места, где мы встретили группу, мы задали сами себе нелегкий вопрос: а что, если нас уже не ждут? Ведь тогда завтра придется возвращаться. Кроме того, сегодня эти 7-8 км нам предстояло пройти по темноте, ведь уже было около 9 вечера, и через четверть часа окончательно стемнеет. Долго взвешивая все «за» и «против#&187; и осознав, что силы на исходе, мы решили сделать привал и на следующий день спуститься короткой дорогой. Мы вернулись, но к веселой группе не подошли, разумно полагая, что сил на общение с ними у нас уже не хватит. Мы решили поужинать и лечь спать. Суп из рыбных консервов и чай из листьев черной смородины, которые я собрал по пути, показались нам верхом кулинарного искусства.

20-го июля, проснувшись утром, я испытал целую гамму чувств. Недуги и боли, которые были у меня перед походом, прошли. Но зато я ощущал себя окончательно вымотанным, грязным, уставшим, и, тем не менее, все равно довольным и счастливым. Впервые мы не смогли позавтракать, так как кончился газ. Мы смешали остатки джема с ледяной водой из ручья и пили этот «компот», закусывая печеньем. Погода была по-прежнему прекрасная. Мы двинулись вниз с высоты 2150 метров, судя по альтиметру на моих часах. Мы знали, что деревня Чибит находится на высоте 1260 метров. Спуск был трудным. Мы предполагали, что путь вниз займет у нас не более 2-3 часов, но через два часа, спустившись на высоту около 1600 метров, я почувствовал, что нужно собрать в кулак всю свою силу воли и проявить характер, так как силы попросту кончились. Мы остановились и дожевали маленький кусочек уже заплесневевшей колбасы и кусочек лепешки — все, что я запасливо приберег на черный день. В это время нам хотелось есть, хотелось спать, хотелось наконец-то вымыться, а Чибит все не появлялся. Неожиданно мы увидели домик, из которого вышел человек. Мы с радостью поздоровались с ним и спросили, сколько осталось до Чибита. Его ответ нас удивил, но и одновременно обрадовал. Он сказал, что в одну сторону — 12 км по тайге, а если купить у него билет и пройти по мосту через реку Чуя, то дальше начинается «трасса», и Чибит — совсем рядом. Он объявил цену: 15 рублей за билет. Мы поторговались, и купили по 10 рублей. Человек оказался очень предприимчивым, он не только пустил отводной ручей от горной реки себе в домик, но также умудрялся продавать билеты на мост, по которому нельзя ходить, можно только прыгать с одной дощечки на другую, через пропасть, глядя с замиранием сердца на бурные воды Чуи. Но, как говорится, 2 минуты страха — и не нужно обходить 12 км. Мы весело пошли дальше и, выйдя на «трассу», обнаружили, что по ней мы ехали на Уазике и до Чибита как минимум 5 км. Стояла испепеляющая июльская жара, мои часы показывали плюс 35 градусов. Мы вышли на пыльную дорогу — совершенно открытое место, на котором нет не то что дерева, нет даже кустов, где можно было бы посидеть в тенечке. И тут я обнаружил, что у нас мало воды, так как на последней стоянке, не зная, что воды больше не будет, мы не сделали запаса. У нас осталась только «дурь» (сладкая вода с мелко нарезанным лимоном) и немного простой воды, около 2 стаканов. Этот участок пути стал для нас самым тяжелым. Вырвавшись вперед, так как по равнине мне обычно легче ходить, я нашел все-таки куст и сел под ним ждать ребят. Отпив глоток воды, я передал флягу Паше, который, к моему изумлению, пронес ее мимо рта и начал поливать из нее себе на голову. Я невольно вскрикнул от удивления. Зачем! Ведь это осталось, чтобы попить. Тогда Паша сказал, что он умрет, если не намочит голову. Я сказал, что не разрешаю ему лить воду на голову, ее можно только пить. Тогда Паша попросил у Андрея остатки «дури» и вылил их себе на голову. Вдали уже виднелся Чибит, а мы до боли жаждали выпить холодного квасу. По дороге, я заметил, что коровы собрались группой на небольшом участке в тени, которую отбрасывала гора. Я предложил Андрею снять это на видеокамеру, на что он ответил: «Там же нет воды». Я повторил свое предложение, а он повторил свой ответ. Войдя в Чибит, мы уже забыли, что подвели Виталия, что вовремя не пришли, куда договаривались, и вообще не пришли. Нам хотелось одного: поскорее сесть в машину и утолить жажду. Когда мы пришли к дому Виталия, нас встретила его жена. Она сообщила нам, что он до сих пор ждет нас там, а накануне они ждали нас целый день. Мы подумали и решили компенсировать их издержки. Мы заплатили ей сначала сколько договаривались, за обратную дорогу, а после того как она напоила нас холодным квасом, дали еще половину от той суммы.

Выехав на «Чуйский тракт», глотнув пива, которое каким-то чудом осталось холодным в машине, мы ощутили состояние неподдельного, настоящего счастья. И тогда я понял, что настоящий отдых и радость от жизни можно получить не в комфортабельных условиях, а путем преодоления трудностей, физических нагрузок, собирая новые впечатления, испытывая новые ощущения и чувствуя удовлетворение от достигнутой цели.

Остановившись в местечке с названием «Белый Бом», мы зашли в забегаловку, типа советской столовой. Гречневая каша с котлетой и стакан сметаны показались мне божественно вкусными. Андрей, передав руль Паше и напившись пива, чувствовал себя не менее, а может быть и более счастливым, чем я. Он забыл даже надеть обувь и ходил босиком.

Удовлетворив свою потребность в пище, мы захотели вымыться. Но как это сделать — этого мы еще не знали. По дороге мы увидели речку и решили остановиться и выпить кофе. На ощупь температура в реке была примерно +15 градусов. Мы решили, что вода достаточно теплая. Далее можно было наблюдать такую картину: я мою шампунем голову, Андрей полностью намыливается мочалкой, а Паша, зайдя в воду по пояс, с особым удовольствием бреется. В общем, мы трое были очень похожи на сбежавших заключенных. Приехав в субботу вечером в «Царскую охоту», в разгар туристического сезона, мы и не рассчитывали найти там свободных номеров. Наши опасения подтвердились, когда знакомый администратор сказал Андрею, что нет ни одного свободного номера. Тогда гладко выбритый Паша обратился к другому администратору, и, к удивлению всех выяснилось, что один свободный номер все же есть. В нем, как, впрочем, и в других номерах, не было санузла. Были только двухъярусные кровати, и после ужина я с непередаваемым наслаждением залез на второй ярус качающейся кровати и крепко-крепко уснул.

К сожалению, я плохо помню, как прошли остальные дни. Потом мы остановились в другом отеле, где в мае можно принимать пантовые ванны, и там мы скакали на лошадях. Мне очень понравилось скакать галопом, я, по-видимому, — «прирожденный всадник». Потом Андрей с Пашей отвезли меня на мою родину, в Кемеровскую область, в поселок «Постоянный». Прожив там два дня, я купил билет на самолет и улетел домой, в Москву. Так закончилось мое путешествие в Горный Алтай, которое так отчетливо и красочно запечатлелось в моей памяти. После путешествия остались прекрасные фотографии и вот этот отчет о путешествии.

Алексей.

Девушка по имени Солунай -
Утро 16-го июля -
Утром 16-го июля -
Алтаец Серега -
Дождевой холод - «С началом дождя очень быстро похолодало. Мне пришлось надеть на себя всю одежду, которая была у меня в рюкзаке...»
Палатка - «...не нашли лучшего варианта, чем поставить палатку прямо в домике лесника...»
Купание в речке Эштыколь -
Купание в речке Эштыколь -
Купание в речке Эштыколь -
Озеро на высоте 1940 метров -
В лагере - «Андрей умудрился из верхушки дерева сделать флагшток и водрузил на нашей стоянке российский флаг...»
Озеро -
Озеро -
Озеро -
Озеро -
Я на озере -
Озеро -
Горы -
Гора -
Горы -
Встреча в долине -
В долине -
Красота -
Copyright © 2000–2017 Алексей Мартыненко
Создание сайта — С. Чернышков
liveinternet.ru: показано число посетителей за сегодня